Всегда ли выпадение волос – повод для беспокойства?

Всегда ли выпадение волос – повод для беспокойства?

Однажды я спросил пациентку М., жалующуюся на выпадение волос и страдающую декомпенсированным сахарным диабетом, почему она так много внимания уделяет волосам и так мало – заболеванию, по настоящему угрожающему её здоровью и жизни? На её лице отразились эмоции, которые следовало расценить, как некий упрёк, можно ли не понимать столь очевидного? А вслух М. сказала: «Потому, что волосы — это украшение, которое хорошо заметно любому, а высокий сахар видит только мой глюкометр.» Подумалось, как не повезло страдающей поджелудочной железе, больше неспособной вырабатывать инсулин. Будь этот орган на виду, заботилась бы М. о ней куда лучше!

Известно около 300 заболеваний, симптомом которых может быть выпадение волос. Вспоминается герой Джерома «Трое в лодке, не считая собаки». Читающий медицинский справочник, он нашёл у себя все болезни, кроме родильной горячки. Действительно, открыв справочник на слове «аборт» и закрыв его на слове ящур, можно убедиться, что причины потери волос — абсолютно неспецифичны. И чтобы разобраться в каждом конкретном случае, нужна помощь специалиста.

Долгое время никакой специальной науки о волосах не было, а проблемой занимались дерматологи. Однако, с накоплением большого количества теоретических и практических знаний, появилась необходимость их детализации и дальнейшего развития, что привело к появлению в начале XX века такой науки как трихология (от греч. trichos — волос; logos — учение). В настоящее время трихология подразделяется на медицинскую, в которую вовлечены врачи различных специальностей, прошедшие дополнительные специализированные курсы, и эстетическую, которая объединяет специалистов-парикмахеров, стилистов, средний медицинский персонал.

После небольшого экскурса в историю науки, постараемся выяснить, что такое «нормальная» потеря волос и как её отличить от патологической.

Всего на голове имеется порядка 100-150 тысяч волос, растущих из волосяных сумок (фолликулов). Часть волоса, находящаяся в пределах волосяного фолликула (погружённая в кожу) называется корнем. Нижняя расширенная часть корня называется луковицей волоса. В луковице интенсивно происходит процесс деления клеток, благодаря чему волос растёт. Волосяная луковица получает питание из волосяного сосочка. Каждый волосяной фолликул в течение жизни способен производить около 30 волос. В течение жизни новые волосяные фолликулы не образуются. Когда волос выпадает, его оболочки, волосяная сумка и волосяной сосочек остаются на прежнем месте. Благодаря сохранности этих структур начинает развиваться следующий волос. Таким образов, волосяная сумка никогда в норме не пустует. Видимая часть волоса – волосяной стержень, является мёртвой, ороговевшей тканью, в которой процессы жизнедеятельности уже не происходят. Никакие повреждения стержня нельзя «вылечить», но можно “залатать” с помощью макромолекул, прикрепляющихся к кератину (основному белку) волоса.

Волосы растут мозаично, т.е. независимо друг от друга. Это значит, что в то время, как один волос выпадает, соседний волос активно растёт. Достигнув своей максимальной длины, каждый волос перестаёт расти, теряет связь с питающим его волосяным сосочком и начинает подниматься вверх по волосяному фолликулу. Этот процесс длится около 100 дней, после чего волос выпадает. Таким образом, если у человека на голове 100 тысяч волос, каждый из которых за 5-6 лет потенциально может отрастать на 60-80 см. (что характерно для женщин), со скоростью 0,3-0,5 мм в сутки, а потом в течение 100 дней выпадает, расчёт покажет, что выпадающих волос на голове будет около 5% от общего количества. Это значит, что нормальное ежедневное выпадение составит 50 волос. Но, если длительность роста каждого волоса составляет не 5-6 лет, а 1,5-2 года (что характерно для мужчин), то ежесуточное выпадение составит около 150 волос. И это тоже норма. Таким образом, длительность роста волос (фаза анагена) составляет от 1,5 до 6 лет (в виде исключения, может длиться до 10 лет). Фаза выпадения (телогеновая фаза) длится 3 месяца. После того, как старый волос был потерян, из оставшегося волосяного фолликула отрастает следующий волос — если этому процессу, конечно, ничего не мешает. В норме от 5 до 15% волос находятся в фазе выпадения (телогеновой фазе). Если в этой фазе одновременно пребывает свыше 20% волос – развивается алопеция (патологическое выпадение волос).

С возрастом часть отрастающих волос уже может и не достигать прежней длины и становится тоньше в диаметре. К 30-ти годам на каждый квадратный сантиметр приходится порядка 600 волос, но уже к 50-70 годам плотность волос составляет 320, а количество патологически истонченных волос значительно возрастает.

Известно, что состояние волос можно рассматривать как один из показателей старения. Возрастная потеря объёма волос считается таким же естественным физиологическим процессом, как и старение. Современные методы диагностики и последующей коррекции выявляемых нарушений, восполнения дефицита ряда гормонов и других биологически активных веществ, борьба с окислительным стрессом, активация теломеразы (фермента, продлевающего жизненный цикл клеток) замедляют как общее старение организма, так и улучшают состояние волос.

В каких ещё случаях выпадение волос можно рассматривать как физиологическое?

Впервые в своей жизни с выпадением волос человек встречается спустя 6-8 недель после рождения. Вначале на затылке появляется зона разряжения волос, которая постепенно расширяется. Родители начинает переживать, часто обращаются к педиатрам. Педиатры, как правило, считают эту потерю волос признаком рахита. Но в данном случае, независимо от насыщенности организма ребёночка витамином «Д», зона поредения волос всё равно прогрессирует. А спустя несколько месяцев волосы отрастают самостоятельно. Дело в том, что волосы в эмбриональном периоде начинают закладываться от макушки и обхватывать голову “по спирали”. Целые “участки” волосяных фолликулов находятся, таким образом, в одной и той же фазе роста. Когда приходит время их смены, волосы синхронно выпадают. В последующем устанавливается характерная для человека “мозаика”, чередование фаз роста и выпадения, когда одни волосы выпадают, другие растут, некоторая часть — готовится выпадать и т.д., что делает смену волос незаметной.

Следующей “жертвой” алопеции будет мама ребеночка. На 3-4 месяце после родов выпадение волос усиливается. Как правило, начинается этап усиленного приёма витаминов, но выпадение волос нарастает и дальше. Этот этап самолечения трихологи окрестили “гастрономическим”. Он характеризуется тем, что из холодильника и кухонных шкафчиков на голову «перекочевывает» большая масса продуктов – оливковое масло, яичные желтки, коньяк, соя, крупа, ржаной хлеб, киви, лимон, зеленый чай, пиво, желатин, достается и растениям, особенно алоэ. Примерно к 5-6 месяцу, после бесплодных попыток укротить “падёж” с помощью всенародных методов, многие идут к врачу. Между тем, послеродовое выпадение волос также является классическим примером физиологического выпадения волос, которое в большинстве случае заканчивается самопроизвольно в течение 1 года. Несмотря на естественность процесса, в послеродовом периоде могут развиваться некоторые заболевания, требующие диагностики. Например, нередко усугубляет выпадение волос послеродовое воспаление щитовидной железы, которым могут страдать до 5% женщин, железодефицитная анемия и другие заболевания. В период беременности, помимо роста “женских” половых гормонов — эстрогенов, увеличивается и уровень “мужских”. Такие изменения могут быть пусковыми для развития андрогенетической алопеции (АГА) у генетически предрасположенных к ней женщин.

Что же такое андрогенетическая алопеция (выпадение волос по женскому и мужскому типу)?

oblis

До 95% людей, имеющих недостаточный объём волос, страдает обычным или андрогенетическим облысением. Уже в Древней Греции заметили тот факт, что люди, достигшие половой зрелости, часто начинают терять волосы. Но только в 1940 году Джеймс Гамильтон научно обосновал взаимосвязь облысения и мужских половых гормонов. Из 100 женщин, годами теряющих волосы, у 95 это происходит по причине АГА. «Виновником» этой проблемы является высокая чувствительность волосяных фолликулов к мужским гормонам (андрогенам). Важно понимать, что цифра, отражающая уровень этих гормонов в анализах крови, большой роли не играет. Уровень тестостерона и других андрогенов может быть низкими, нормальным или повышенным. Роль играет активность фермента, переводящего тестостерон в более сильный гормон дигидротестостерон (ДГТ), вызывающий истончение волос на голове, а также количество рецепторов («ловушек» для гормонов, которые имеют волосяные фолликулы) воспринимающих ДГТ. C возрастом, несмотря на тенденцию к снижению уровня андрогенов, чувствительность волос к ДГТ возрастает и потеря волос прогрессирует.

До консультации с трихологом спешить с анализами не стоит. Диагностика с помощью «интернета» почти всегда приводит к лишней трате денег и неправильным выводам.

Первым этапом диагностики служит консультация у трихолога и трихоскопия с компьютерной обработкой результатов (оценка состояния волос и кожи головы с помощью специализированной видеокамеры и компьютерной программы). В ходе этой процедуры трихолог оценивает плотность и диаметр волос в разных зонах головы, процент патологически истонченных волос, количество фолликулов, не производящих волосы, наличие признаков воспаления вокруг устьев волосяных фолликулов, состояние кожи головы. Для уточнения активности процесса требуется фототрихограмма. Это исследование проводится в два приёма. На небольшом участке головы (размером с копеечную монетку) срезаются волосы. Через 2-3 дня, когда волосы немного подрастут, оцениваются особенности их роста в исследуемой зоне, подсчитывается процент растущих и выпадающих волос, сравниваются их диаметры, оценивается скорость роста. Эти данные позволяют не только поставить диагноз, но и понять активность прогрессирования процесса, а значит, подобрать адекватное лечение. В последующем, спустя 3-4 месяца, этот участок вновь исследуется. Сравнение данных позволяет наглядно оценить успешность проводимых манипуляций, при необходимости — провести коррекцию лечения.

Для лечения АГА применяются наружные средства, препараты внутрь, физиотерапия, инъекционные методики, рефлексотерапия, психотерапия.

Как правило, трихологи рекомендуют наружно наносить препараты, оказывающие противосеборейный и противовоспалительный эффект, пилингующие и очищающие лосьоны и маски, содержащие серу, цинк, салициловую кислоту, фруктовые кислоты, климбазол, пироктона оламин, дёготь, ихтиол, стимуляторы роста волос, оказывающие неспецифический эффект (т.е. стимулируют рост волос независимо от причины проблемы, например, миноксидил, факторы роста), специфические стимуляторы (оказывают эффект, воздействуя на причину или механизм развития заболевания, например, антиандрогенные компоненты), препараты, оказывающие визуальные эффекты. К последним можно отнести средства, утолщающие волосы, маскирующие волокна (порошок на основе кератина, прилипающий к волосам), фиксирующие спреи. К маскирующим методам также относят татуаж облысевших участков, который применяют, если фолликулы волос полностью разрушены и восстановление невозможно. Трихологи, как правило, разбираются в хирургических методах трансплантации и имплантации волос, и эти методы также могут быть рекомендованы по показаниям.

Внутрь рекомендуются препараты, выбор которых в большей степени зависит от результатов полученных анализов. В части случаев могут быть рекомендованы препараты, подавляющие ДГТ, заместительная гормональная терапия, антиоксидантные и противовоспалительные средства, большая группа препаратов, восполняющих дефицитные состояния (часто это препараты железа, цинка, меди, магния и др. микро- и макроэлементы, аминокислоты, витамины и витаминоподобные вещества, сосудистые препараты и др.). Из методов физиотерапии наиболее успешно работают световые – лазерная, ультрафиолетовая терапия, а также стимуляция волос токами разной частоты и мощности, крио- и вакуумный массаж. Из инъекционных методик чаще используются мезококтейли, инъекции озона, собственная плазма, обогащенная тромбоцитами.

Другая многочисленная группа алопеций имеет общее название – диффузное выпадение волос.

Сам по себе этот термин подчеркивает лишь факт усиленного выпадения волос, но не отражает причину. Развитие диффузной алопеции может наблюдаться после гриппа, ОРВИ, пневмонии, кишечных инфекций и других заболеваний, протекающих с интоксикацией и изменениями в иммунитете. Температура тела свыше 39,0 неминуемо ведёт к прерыванию фазы роста у части волос. Аналогичные изменения могут вызвать операция или травма, обильная кровопотеря, резкая потеря веса. Выпадение волос наступает спустя 2-4 месяца после воздействия неблагоприятных факторов, что объясняется длительным пребыванием выпадающего волоса в волосяном фолликуле (т.е. в фазе телогена).

Токсические алопеции часто вызываются приёмом лекарственных препаратов, подавляющих синтез основного белка, из которого состоят волосы – кератина, либо негативно влияющих на деление и рост клеток луковицы.

Лекарственные средства, приём которых может приводить к развитию облысения, широко используются в клинической практике дерматологов, кардиологов, гинекологов, терапевтов, психиатров и врачей других специальностей. Известно, что чаще диффузная алопеция развивается под влиянием противосудорожных препаратов, антидепрессантов, витамина А, цитостатиков, адрено-блокаторов. Впервые с облысением на фоне избытка витамина А столкнулись полярники. В 1951 году было установлено, что употребление в пищу печени белого медведя может вызвать гипервитаминоз. Суточная потребность в витамине А у взрослого человека составляет 1,5 мг, в то время как в 100 г печени белого медведя содержится 700-800 мг витамина А. Употребление печени других полярных животных, таких как тюлень, морж, кит, гренландская акула, вызывает аналогичное заболевание. Северные народы не только не используют для питания печень перечисленных представителей фауны, но и не кормят ею собак. Некоторые антибиотики, противогерпетические и другие средства могут нарушать связь луковицы и волосяного сосочка, резко сокращают продолжительность фазы роста, что приводит к интенсивному выпадению волос.

С помощью световой микроскопии по ряду признаков (длине корневой части волоса, наличию внутренних и наружных корневых оболочек, наличию или отсутствию пигмента в области волосяной луковицы и др.) можно определить, на какой стадии произошло нарушение цикла развития волосяного фолликула.

Некоторые дефицитные состояния также приводят к диффузной потере волос.

Наиболее распространены железодефицитные состояния. До 30% женщин с выпадением волос, обратившихся к трихологу, в качестве основного или отягощающего фактора имеют дефицит железа. Дефицит железа ухудшает деление клеток луковицы волоса, приводит к кислородному голоданию фолликулов. Усиленное выпадение волос является вторым по частоте (после истончения ногтей) симптомом железодефицита. Поражение волос может проявляться также их истончением (волосы становятся безжизненными), ломкостью (остаются их обломки в расчёске), потерей блеска, раздвоением на концах (волосы секутся), иногда рано появляется седина. Коррекция дефицита железа проводится лекарственными препаратами и длится, как правило, не менее 3 месяцев, а при выраженных проявлениях – около 6 месяцев. После адекватного лечения препаратами железа выпадение волос резко уменьшается, они становятся более жёсткими и менее ломкими.

Широко известно влияние стрессов на выпадение волос.

«Вернулась депрессия, усилившись десятикратно, и под конец Сиена перестала спать совсем. Причёсываясь, всякий раз замечала, что волосы выпадают целыми прядями, с каждым днем лезут всё сильней. К её ужасу, за считанные недели она наполовину облысела; диагноз поставила себе сама: телогеновая алопеция – вызванное стрессом выпадение волос, от которого нет иного лечения, кроме борьбы с самим стрессом. Видя в зеркале свою лысеющую голову, она каждый раз чувствовала, как сердце начинает бешено биться. Я стала похожа на старуху! В конце концов, у неё не осталось другого выхода, как обрить голову. По крайней мере, старухой она больше не выглядела. Просто больной», — Инферно. Дэн Браун.

Клетки гипоталамуса (важнейшая структура головного мозга, контролирующая гормональные процессы в организме) обладают способность переключать нервные импульсы на синтез гормонов . Врачам хорошо известно, что нервная система и кожа в процессе развития эмбриона формируются из одного источника и тесно связаны между собой. Нередко именно выпадение волос является важным физическим симптомом, отражающем неблагополучие в состоянии нервной системы пациента. Практика показывает, что наиболее устойчивыми к лечению разнообразных проблем волос являются пациенты в состоянии депрессии. Депрессии и неврозы нередко являются как пусковым фактором, так и фактором, отягощающим течение выпадения волос любого происхождения.

— Доктор, у меня сильно выпадают волосы.
— Это потому, что Вы нервничаете.
— Может быть. Но это из-за того, что у меня сильно выпадают волосы!

С подобным порочным кругом часто сталкивается любой трихолог. Собственный опыт лечения таких состояний показывает, что помимо традиционных средств, принятых в психоневрологии, хороший эффект оказывает иглорефлексотерапия, занятия фитнесом, а также занятия восточными практиками.

Однажды Роберт Плант сказал: «Когда начинает дуть ветер, обязательно нужно иметь длинные волосы. Ведь они должны развеваться на ветру!» Ветер дует. Дело – за волосами!


ТКАЧЕВ Владислав Петрович — к.м.н., врач дерматолог, эндокринолог, вице-президент НП Профессионального общества трихологов; руководитель курса медицинской трихологии РУДН