Подготовка косметологов и современные перспективы профессионального роста

Подготовка косметологов и современные перспективы профессионального роста

Ещё двадцать лет назад косметология ничем не выделялась на фоне бытовых эстетических услуг, таких как маникюр или стрижка волос. Основное направление косметических процедур было скорее профилактическим. Какие-либо серьёзные проблемы эстетического характера даже не рассматривались с точки зрения приложения усилий для специалиста. В лечении акне применялись «народные» методы, травматичные чистки, даже в серьёзных учреждениях могли предложить пациенту аутогемотерапию как метод выбора.

К «медицинским» способам относили криотерапию жидким азотом и использование сульсеновой пасты. Для омоложения лица и шеи косметологи практиковали почти исключительно методы массажа, многие из которых были традиционно не слишком физиологичны. Советы поколачивать лицо и шею мокрым полотенцем, накладывать на ночь компрессы с оливковым маслом сейчас кажутся безнадёжно устаревшими, но ведь давали их ещё так недавно! Обработка кожи салициловой кислотой для лечения пигментации и омоложения использовалась не слишком широко, в силу того, что осложнений избежать удавалось с трудом. Тем не менее эффективность этого «кровавого», в сравнении с остальными, метода была настолько высока, что он имел постоянных поклонников.

Против мимических и гравитационных морщин фактически не было средств, позволяющих даже уменьшить их выраженность, о полном же избавлении от них не приходилось даже говорить. Выпадение волос было драмой, не имеющей решения. С другой стороны, женщины, страдающие гирсутизмом, шли на регулярные болезненные процедуры, зачастую сопровождающиеся осложнениями в виде ожогов и рубцов после электроэпиляции, развитием купероза после восковой депиляции и усугубление проблемы при использовании традиционных методов.

Что же мы имеем в современном профессиональном арсенале косметолога?

Действительно эффективные терапевтические схемы лечения акне, топические ретиноиды полностью изменили подход к решению проблемы и перспективы терапии. Современные подростки проходят через акне, как через неприятный эпизод, даже не подозревая о том, что ещё их старшие братья и сёстры страдали от этого заболевания годами. За последние несколько лет резко уменьшилось и количество осложнений при длительном течении заболевания и, возможно, характерные для постакне изменения кожи станут такой же редкостью, как в своё время «рябые» после перенесённой оспы лица.

Химические пилинги стали гораздо менее травматичными, при этом эффективность их возросла принципиально. Омоложение и усиление упругости кожи, лечение постакне, пигментаций, рубцовых изменений с помощью пилингов стало рутинной процедурой, доступной пациентам материально и социально. Благодаря появлению препаратов токсина ботулизма, сегодня возможна коррекция мимических морщин фактически на любой стадии появления. Филлинги позволяют заполнить морщины и дефекты кожи разной степени глубины и выраженности, причём, если начало было положено в узкой области коррекции гравитационных морщин, то теперь уже возможно корректировать и выполнять пространства лица, утратившие объём в результате процесса биологического старения.

Лазерные технологии применяются для удаления волос, радикального лечения пигментаций и сосудистых дефектов. В коррекции веса тела мы работаем с протеиновыми продуктами, реальным инструментом для того, чтобы худеть с заданной скоростью и минимальными побочными эффектами. В целом косметические ингредиенты, предлагаемые производителями, теперь гораздо ближе по эффективности к фармакологическим средствам, чем к традиционным косметическим, а технологии, применяемые в их производстве, относятся к наукоёмким и действительно высоким.

Тем не менее, есть одна область косметологии, которая практически не изменилась не только за прошедшие 20 лет, но и за последние полвека. Эта область – профессиональная подготовка специалистов.

Традиционное образование косметолога, как и прежде, подразумевает начальные знания в области анатомии и физиологии, достаточно поверхностное представление о структуре кожи и подкожных тканей. Этим обычно и ограничивается фундаментальный блок.

За многие годы преподавания я практически не встречала студентов, способных изложить физиологию лимфатической системы, имеющих представление о биохимических особенностях липогенеза и липолиза, патогенезе кожного воспаления, роли системы сосудистых шунтов в формировании старения кожи. Базовые понятия фундаментальной косметологии полностью незнакомы многим практикующим специалистам. Неудивительно, что косметологи легко попадаются на рекламные крючки «новых, революционных технологий», которые на самом деле являются шарлатанскими трюками, не слишком отличающимися от тех, которыми обманывали клиентов сто лет назад.

Практические навыки, с которыми косметолог выходит из учебного заведения, также дают ему немного возможностей для начала успешной работы в современном салоне красоты или СПА. Обычно специалист-косметолог владеет методами окраски ресниц и бровей, умеет провести восковую депиляцию, механическую чистку лица, массаж лица по Поспелову и по Жаке, имеет достаточно поверхностное представление о некоторых аппаратных методиках и лимфатическом дренаже. Зато в его учебной тетради почти всегда можно найти прописи камфорного мыла и каолиновых масок, записи о вреде пищевых красителей и генно-модифицированных продуктов и прочую парамедицинскую «информацию».

Во время учёбы многие центры предоставляют площадку для презентации фирмам, представляющим профессиональную продукцию для работы косметологов, и тут уже каждый старается как может и использует любую аргументацию для привлечения новых партнёров. Ни для кого не секрет, что выпускник предпочтёт работать на препаратах той марки, с которой он познакомился во время учёбы, а учитывая то, что именно косметолог зачастую сильно влияет на выбор косметики в салоне, такого рода презентации являются очень выгодными долгосрочными инвестициями.

С одной стороны, возможность знакомства с рынком профессиональной продукции во время учёбы – это хорошо, это даёт возможность осваивать современные протоколы и техники, а также готовит выпускников к реальной практике. С другой стороны, некритическое восприятие коммерческой информации приводит к тому, что косметолог с первых дней своей профессиональной карьеры работает неграмотно, опираясь исключительно на рекламные обещания.

После окончания обучения у работающих специалистов не так много возможностей дальнейшего профессионального обучения – всё те же рекламные презентации, ангажированные семинары, недостаток качественной литературы, учебных пособий. Конечно, существуют конференции и конгрессы, но не каждый специалист готов посещать их. Не в последнюю очередь из-за того, что практикующие косметологи убаюканы видимым благополучием, наличием постоянной клиентуры, непониманием важности повышения квалификации со стороны менеджеров и руководителей.

Для того чтобы понять каким должно быть соответствующее современному уровню развития косметологии профессиональное образование, полезно представлять себе, в ком действительно нуждается сегодняшний косметический рынок?

В отличие от Франции, где преобладают крошечные салоны красоты (более чем в 80% работает 1-2 специалиста), в России и Украине основную массу предприятий составляют достаточно крупные салоны, в которых представлен широкий спектр услуг – от парикмахерских до косметических и медицинских. Практически во всех салонах красоты работает как минимум 3-4 косметолога и массажиста. Очевидна тенденция образования «ниш» – салонов и СПА класса люкс, ориентированных на состоятельную и требовательную клиентуру. Одновременно продолжается рост сетей косметических предприятий, иногда в рамках медицинских центров, иногда, как сопровождение центров фитнес и велнес услуг. Эти заведения работают с клиентами upper middle и middle класса, регулярно посещающих косметологов и приобретающих профессиональную косметику. Кроме того, конечно, ежегодно появляются новые и новые предприятия «шаговой доступности», предлагающие услуги рутинного косметического ухода с учётом особенностей спроса локальной клиентуры и небольшие косметические центры в офисных зданиях. Все эти предприятия могут быть успешными, так почему же многие из них живут не больше нескольких лет?

На Западе принято говорить, что в бизнесе, связанном с предоставлением услуг, секрет успеха один – «Location, Location, Location». Я не могу согласиться с этим полностью. В бизнесе красоты главное достоинство и залог успеха – это сотрудники. Можно открыть салон красоты в замечательном месте, оборудовать его по последнему слову техники, закупить дорогую и эффективную косметику – и разориться, несмотря на то, что все консультанты уверяли в неизбежном преуспевании.

Достаточно ли того, что сотрудники имеют дипломы о профессиональном образовании, умеют работать с аппаратурой и владеют основными навыками работы с клиентами?

Нет, каждый день практики показывает, что этого мало. Для того, чтобы салон красоты или СПА был успешен, привлекал новых клиентов и сохранял постоянную клиентуру, нужно что-то ещё. Спектр услуг должен быть адаптирован к особенностям спроса, косметические препараты должны соответствовать уровню и проблемам клиентуры, нужен регулярный контроль соответствия ожиданий клиентуры, ежедневный мониторинг качества услуг, работа с клиентской базой, создание информационных поводов и актуальных мероприятий. Даже самому профессиональному менеджеру тяжело справиться с такой работой, просто потому, что для этого нужно знать профессию изнутри, «руками», как говорят, «работать на земле».

Выбор профессиональных препаратов для работы, оборудования, принятие решений по введению новых услуг в ассортимент также требует погруженности в профессию. За годы работы я сталкивалась с парадоксальными ситуациями в общении «косметолог-менеджер». Вот несколько примеров таких диалогов:

К. – Я видела на выставке новую процедуру, наших клиентов она может заинтересовать.
М. – Чем она отличается от того, что у нас уже есть?
К. – У нас такого нет, это обёртывание с шоколадом, пахнет просто сказочно, стоит 150 долларов, моей клиентке такое на Карибских островах делали.
М. – Нет, у нас не пойдёт, у вас процедуры за 50 долларов не продаются, а ты хочешь за 150. Вот если будете нормально работать, тогда закажем.

Кто прав в этой ситуации? Неизвестно, поскольку никаких здравых аргументов собеседники не приводят. То что клиентка осталась довольна процедурой на островах и её необычно высокая цена не гарантирует успеха в данном салоне. То что недорогие процедуры непопулярны, не говорит о том, что дорогая услуга не будет востребована. Налицо явная профессиональная беспомощность обоих собеседников, и в конечном итоге в этом салоне появится косметическая услуга или марка случайного выбора, скорее всего, связанного с личной симпатией к продавцу.

Ещё пример реального диалога:

М. – С завтрашнего дня снижаем на 20% цену тонизирующего обёртывания.
К. – Но почему? У меня полная запись и клиенты не считают, что это дорого!
М. – В салоне Н. это стоит дешевле, у нас будут спрашивать, за что мы берём деньги!
К. – А у нас это стоит дороже! Я лучше работаю и поэтому моя работа больше стоит! И как я буду объяснять клиентам, почему они раньше платили по другому?
М. – Будет так, как я сказала.

Что получилось в результате? Часть клиентов, обиженная тем, что они платили дороже, отказались от услуги. Косметолог потеряла мотивацию к обучению и начала работать с клиентами на дому. Менеджер искренне не могла понять, в чём состоит её ошибка.

Кроме того, огромную проблему в нашем бизнесе представляет собой профессиональный рекрутмент. Набор квалифицированного персонала происходит практически любыми путями – специалисты приходят самотёком, по рекомендации работников, клиентов, после случайного знакомства с менеджером или владельцем бизнеса. Немногие из них имеют профессионально составленное резюме, менеджеры крайне редко имеют чёткие критерии оценки. Оценка специалиста происходит по внешности, манере общаться, в качестве теста профессиональных навыков, в лучшем случае, до найма специалист проведёт массаж лица или спины нанимателю. Результатом является несовпадение ожиданий, неадекватность квалификации, долгий адаптационный период на новом месте работы, медленный набор клиентов, а самое страшное – текучка. Уход специалиста, с одновременной потерей части клиентов, которые следуют за ним. Ситуация болезненная для владельца, неприятна и для косметологов – для них тоже проблема продемонстрировать свой профессионализм при неизвестном формате интервью.

Мы видим, что на сегодняшний день, салоны красоты и СПА нуждаются в специалисте, которого можно условно назвать ведущий косметолог. Такой специалист должен иметь высокую профессиональную квалификацию в практической работе с клиентами, но одновременно он должен иметь знания и навыки, необходимые для проведения сравнительной оценки косметических продуктов, разработке протоколов и меню процедур, адаптированных эксклюзивно к особенностям предприятия, или сети, в которой он работает. Кроме того, такой специалист должен уметь оценить навыки и знания новых сотрудников, как на этапе отбора, так и в процессе работы. При необходимости именно ведущий косметолог даёт рекомендации по повышению квалификации и организует дополнительное обучение и контроль его качества для сотрудников.

Ситуация, существующая на сегодняшний день в бизнесе красоты, практически не даёт возможности профессионального роста для специалистов в рамках своего предприятия. Для того чтобы подняться по карьерной лестнице или повысить уровень доходов, специалист должен или поменять место работы, или развиваться экстенсивно, повышая расценки и работая всё с большим количеством клиентов. В том случае, если у косметологов будет возможность самореализации, это даст им необходимую мотивацию и для обучения, и для лояльности предприятию.

Какими данными должен обладать ведущий косметолог?

Во-первых, это специалист с высоким уровнем мотивации. Личная мотивация, увлечённость работой может оказаться важнее, чем большой практический опыт.

Во-вторых, это специалист универсальной квалификации, владеющий навыками работы, как с лицом, так и с телом. Безусловно, узкая специализация имеет определённые плюсы, но только человек, досконально знающий все виды процедур и программ ухода, может возглавить подразделение косметологии в крупном салоне красоты, СПА или сети предприятий косметического бизнеса.

В-третьих, ведущий косметолог должен обладать значительным багажом теоретических знаний, опираясь на которые, он сможет проводить консультативный приём и формировать стратегическую программу терапии для пациентов. Стратегическая программа терапии подразумевает план косметического регулярного ухода на несколько месяцев, а иногда и лет. В идеальной ситуации косметолог разрабатывает план семейной косметической стратегии, рассчитанной на работу с несколькими поколениями семьи. Эта работа – прерогатива ведущего специалиста, поскольку, исходя из индивидуальных терапевтических планов, возможно прогнозировать долгосрочную стратегию развития косметического подразделения, адаптируя введение новинок к особенностям постоянной клиентуры.

Каков минимальный объём теоретических знаний, необходимых ведущему косметологу или косметологу категории люкс?

Разрабатывая программу учебного курса повышения квалификации Academie Meder, мы сочли необходимым включить в курс не только обучение новым практическим навыкам, но и изучение фундаментальных дисциплин, терапевтических схем современной косметологии, основ косметической биохимии, валеологии, диетологии. Основные разделы курса представляют собой восемь разделов прикладной косметологии, сформированных согласно холистическим принципам, исходя из цельного восприятия человеческого организма. Например, в разделе, посвящённом сосудистым нарушениям, студенты изначально возвращаются к курсу анатомии и физиологии, что даёт возможность достичь полного понимания функционирования всей системы кровообращения и лимфообращения, нормы и патологии, а, соответственно, и возможностей коррекции. До того как осваивать авторские методики лимфодренажа и циркуляторного массажа, изучается весь спектр профилактических и лечебных методов воздействия, проводится обзор современных возможностей косметической химии, реабилитологии и диетологии. В результате, по окончании изучения раздела, косметолог получает полный комплекс научных и практических знаний. Цель курса – научить косметолога работать самостоятельно, вывести за рамки шаблонных решений, коммерческих схем, помочь найти действительно индивидуальный подход к каждому пациенту.

Обладая новым уровнем знаний, косметолог сможет приобрести то, что в медицине называется «клиническим мышлением», умение расставить приоритеты в терапии, коррекции и поддержании достигнутых результатов, «свежий взгляд» на классические проблемы косметологии.

Для того чтобы специалисты действительно изучили особенности работы СПА и салонов красоты класса люкс в Европе, будущие ведущие косметологи имеют возможность пройти профессиональную стажировку в СПА и салонах красоты пятизвёздочных отелей Лазурного Берега Франции и Монако в течение второго года обучения.

Такой специалист может оказать неоценимую помощь владельцу бизнеса при формировании коллектива сотрудников, самостоятельно разрабатывать и вести программу повышения квалификации косметологов, контролировать профессиональные качества и уровень знаний специалистов, работающих в команде предприятия, проводить анализ спорных ситуаций и аналитические обзоры профессионального рынка препаратов и ингредиентов.

Безусловно, работа специалиста такого уровня должна быть оплачена достойно. На мой взгляд, самый перспективным для предприятия способом оплаты может быть участие в прибыли, акционирование. Это мало распространено в нашем бизнесе, несмотря на то, что проблема текучки кадров и потери ведущих специалистов, обладающих клиентурой, стоит очень остро. При наличии активного и профессионального ведущего косметолога предприятие может интенсивно развиваться, оставаться независимым в подготовке специалистов, открывать новые подразделения, привлекать к работе сотрудников высокой квалификации.

Лицо современной косметологии радикально изменилось за последние десятилетия не только в связи с тем, что произошло взрывное развитие технологий и сырьевой базы, но и в связи с процессом мировой глобализации. Всё более прозрачными становятся государственные границы, технические возможности позволяют многим специалистам работать удалённо, на профессиональный сегмент косметического рынка пришли крупные корпоративные игроки – L’Oreal, Beiersdorf, LVMH. Часть косметических брендов сменила собственника, переориентировавшись на массовый рынок.

В то же время интерес к косметическим препаратам, учитывающим особенности кожи конкретного человека, максимально персонализированным, продолжает расти. Одновременно с крупными марками, производящими препараты миллионными тиражами, ежедневно появляются небольшие фирмы, ориентирующиеся на конкретные группы клиентов – гендерные, расовые, возрастные, климатические. На сегодняшний день разработка определённой рецептуры препарата не является серьёзной проблемой, но специалистов, способных выстроить профессиональную линию, создать оригинальные протоколы процедур и уходов, учебные программы, провести испытания эффективности, адаптацию к особенностям рынка, практически нет. Эта работа требует квалификации опытного косметолога, фундаментальных знаний, в том числе, и в области косметической химии, практических навыков проведения работы с прототипами препаратов, того, чему крайне трудно научиться в ежедневной практической работе косметолога.

Тем не менее немало специалистов, на мой взгляд, обладают способностями и данными для реализации в этой области. Профессиональный рост в разработке и экспертизе может оказаться хорошей карьерной возможностью для косметологов, которые по психологическим причинам, трудно адаптируются в сфере услуг. Не секрет, что научно-исследовательский образ мышления и склад личности нечасто сочетается с высокой коммуникабельностью и способностью к компромиссам, жизненно необходимой в практической косметологии. Мне приходится общаться со специалистами, обладающими высоким техническим уровнем квалификации, но не преуспевшими в профессии, за счёт низкой эмоциональности, недостатка навыков общения с людьми, склонности к экспериментам. Эти качества не являются помехой для техника – разработчика, эффективность работы которого не зависит от того, насколько охотно к нему приходят постоянные клиенты.

Качества необходимые для разработчика – оригинальность мышления, склонность к лабораторной работе, исследовательское любопытство. Косметические лаборатории ищут возможности работать с такими специалистами и спрос на них заметно превышает предложение на рынке труда.

Разработчики протоколов процедур и уходов обычно востребованы лабораториями-производителями, которые нуждаются в специалистах, способных создать оригинальный образ процедуры, оптимизировать сочетаемость, отработать её технически, создать учебное пособие, провести профессиональные тренинги для работающих с данной маркой специалистов. Нередко есть возможность и интеграции в протокол мануальной техники, оригинальность которых ценится очень высоко и является сильным конкурентным преимуществом. Такие специалисты могут работать и по контрактам с несколькими лабораториями или марками-производителями, а могут войти в команду определённой фирмы. Разработчик, сотрудничающий с дистрибьютором, может создать адаптированный вариант процедур для местного рынка, провести работу по оптимизации относительно интегрированных техник. В моей работе были случаи, когда адаптация европейских программ на азиатском рынке была необходима, в связи с другими социальными и этическими стандартами – протокол процедуры ухода за грудью пришлось модифицировать таким образом, чтобы ни на секунду грудь клиентки не оставалась обнажённой. Если неадаптированная программа не была востребована в стране, то адаптированный вариант быстро вышел на первые места по продажам, за счёт полного отсутствия конкуренции со стороны других марок, не решившихся на привлечение специалиста в области разработки.

Конечно, разработчик должен не только обладать теоретическими знаниями и подготовкой в области косметической химии. В этой области огромную роль играют практические навыки. Необходимо владеть навыками не только классического массажа, но и основных мировых массажных школ, изучать любые мануальные техники, появляющиеся на рынке, глубоко понимать физиологические и анатомические основы мануального воздействия. Для пополнения базы знаний полезно работать и с историческими традиционными техниками. Например, одну из самых необычных и эффективных мануальных техник в моей практике мне удалось в своё время создать на базе индийского храмового массажа. Студенты, выбравшие в курсе Academie Meder специальность разработчика, получают для изучения исторические документы, описывающие массаж, анализируют видеозаписи экзотических техник, создают учебные техники, соответствующие определённым требованиям. В качестве дипломной работы они разрабатывают мануальную технику и протокол программы, в сотрудничестве с известной швейцарской лабораторией, создающей препараты для многих крупных марок.

Ещё одна новейшая специальность промышленной и практической косметологии – профессиональная косметическая экспертиза. Постоянное развитие рынка приводит к тому, что экспертиза становится необходимой и востребованной областью деятельности, к сожалению, сегодня большая её часть остаётся дилетантской. Каким образом можно оценить качество услуг салона красоты, СПА, клиники красоты? Как оценить оправданность выбора определённого косметического продукта? Профессионализм специалиста? Умение дать экспертную оценку, составить экспертное заключение – это показатель профессионализма для косметолога высшей международной категории, так же, как и для разработчика. Кроме того, экспертиза может являться и самостоятельной профессией для косметолога. Экспертиза препаратов, профессиональной линии, косметического бренда, оказывается необходима на разных этапах деятельности предприятия производственной косметологии. Эксперт-косметолог может составить заключение по конфликтной ситуации при недовольстве клиента определённым продуктом, определить степень вины специалиста в конфликтной ситуации между клиентом и предприятием. Усиление юридической базы в практической косметологии и эстетической медицине, введение страхования профессиональной ответственности создаёт новые возможности для самореализации косметолога, имеющего данные для работы в этой области.

Привлечение к разрешению спорных ситуаций независимого эксперта мне кажется очень перспективным, как для крупных сетей предприятий, представляющих косметические услуги, так и для небольших СПА и салонов красоты. На сегодняшний момент недовольство клиента становится огромной проблемой для обеих сторон и зачастую выливается в серьёзное противостояние. Пресса и масс-медиа охотно освещают скандалы, связанные с известными персоналиями – например, не первый год у всех на слуху ситуация, в которую попала известная телеведущая, её претензии к косметологу и к качеству использовавшихся препаратов прозвучали достаточно широко. Экспертизы, как таковой, не было, юридическое решение проблемы затруднено, мирное разрешение ситуации оказалось невозможным, а точка зрения специалиста не была представлена. Никто из нас не гарантирован от ошибок, в моей практике они тоже случались, но я бы предпочла, чтобы заключение о компетентности или некомпетентности выносила не жёлтая пресса, а независимый коллега, имеющий высокий уровень профессиональных знаний и способный объективно оценить ситуацию. На мой взгляд, только институт профессиональной экспертизы может действительно помочь выстроить цивилизованную базу отношений между профессионалами и клиентами. Это позволит исключить возможности шантажа со стороны клиента, что на сегодняшний день, к сожалению, знакомо очень многим косметологам и руководителям предприятий, а, с другой стороны, не даст возможности «прятаться» ответственному за проблему специалисту. Сегодня многие косметологи практикуют тактику «выключенного телефона» при возникновении конфликта, тогда как конструктивным решением проблемы будет честное и открытое её обсуждение с привлечением эксперта.

Подготовка экспертов особенно сложна, так как на них лежит большая ответственность, их решения окончательны. Если эксперт оценил профессионализм сотрудника низко, сотрудник может быть уволен. Если эксперт счёл виновным в возникновении осложнений косметолога, косметолог может оказаться перед лицом необходимости выплачивать крупную компенсацию. Поэтому, конечно, это специальность для зрелых и самокритичных людей. В программе Academie Meder при подготовке экспертов разбираются различные спорные случаи, моделируются ситуации, предлагаются «слепые тесты» препаратов и оценка фотоматериала. Так же, как и будущие разработчики, будущие эксперты могут пройти производственную стажировку в швейцарской лаборатории Cosmotec. Дипломная работа эксперта – создание экспертного заключения, профессионально оформленного, в согласии с современным законодательством Евросоюза.

Безусловно, косметическая разработка и косметическая экспертиза – это необычные профессии. В отличие от практической косметологии, возможности получения опыта работы на территории России, Украины и Восточной Европы достаточно ограничены на сегодняшний день, в связи с тем, что основное количество предприятий-производителей, исследовательских учреждений размещено в Европе, Америке и Китае. Но эта ситуация начинает изменяться уже сегодня и те специалисты, которые придут на рынок через два-три года, будут иметь гораздо больший выбор.

Мировой косметический рынок двадцать первого века испытывает недостаток в квалифицированных специалистах, имеющих опыт практической работы и обладающих глубокими знаниями. Традиционно косметологи, как и многие специалисты на постсоветском пространстве, страдают определённым комплексом профессиональной неполноценности по отношению к европейским и американским профессионалам. На самом же деле косметология – одна из областей, где достаточно поводов для патриотизма. Специалисты российской, украинской, балтийской и постсоветской школы в целом имеют большое количество преимуществ. Базовое образование косметологов и массажистов оздоровительных и косметических центров, радикально отличается от классического образования в мировой косметологии. Нигде в мире, кроме стран постсоветского пространства, нет косметологов с медицинским образованием – ни врачи, ни медицинские сестры не работают в этой области. Медицинское фундаментальное образование даёт возможность косметологу видеть не только надводную часть косметического айсберга, но и оценивать проблему в целом, подходить к её решению стратегически. Уровень эмоционального вовлечения, высокая личная мотивация косметологов, карьерные устремления женщин, работающих в этой области, также выгодно отличают постсоветских специалистов. Наконец, ежедневно увеличивающееся количество состоятельных русскоязычных клиентов в салонах красоты и СПА класса люкс во всех странах мира, привело к тому, что знание русского языка стало огромным профессиональным преимуществом в мировом бизнесе красоты. Мне хочется верить в то, что в косметологии нет профессионального потолка и рост специалиста всегда возможен. Новый мир профессиональных возможностей открыт, благодаря прогрессу науки и политическим изменениям на карте мира. Осталось только ими воспользоваться.


Тийна ОРАСМЯЭ-МЕДЕР – врач-косметолог, разработчик косметических средств Meder Beauty Sciences & Spa, эксперт по безопасности косметологических ингредиентов при Евроcоюзе

По материалам Gracebirkin