Наши восхитительные глупости

Наши восхитительные глупости

«Где находится Нофелет?» – помните этот фильм? Великолепная актёрская труппа, тонкий и искромётный юмор, блистательный Панкратов-Чёрный! Благодаря этой ленте популярность актёра подскочила до уровня звёзд всесоюзной величины. А в чём основной шарм и привлекательность героя известного актёра? И почему наши женщины с восхищением смотрят кадры этого фильма, не задумываясь над тем обстоятельством, по которому большинство европейских и американских сестёр не то что не поймут, а просто не примут подобный стиль знакомства?

Вы можете себе представить ситуацию, когда некий джентльмен обратится к проходящей мимо леди с подобным вопросом, и что она ему ответит? Не говоря уже о самой аббревиатуре обратного произношения слова «phone». Конечно, симпатичное и лукавое лицо Панкратова-Чёрного сыграет некоторую роль демпфера (или буфера, как вам будет угодно) в несуразности вопроса. Однако большинство женщин отреагирует прямой агрессией, типа: «Не подходите! Я вас не знаю! Я позову полицию!» Тем более что людей с природным обаянием популярного актёра не так уж много. А это имеет громадное значение в подобных ситуациях.

Статистика подобного способа знакомства будет плачевной. В отличие от наших девушек, подавляющее большинство их леди с опаской обойдут стороной подобного «Дон Жуана». И хорошо, если не позвонят на номер «911» с сообщением о сбежавшем из «дурдома» больном прохожем, а просто постараются, как можно быстрей уйти от странного «приставалы».

Такая разница в поведении обусловлена отличием ментальности западного общества. Его феминизации, и гипертрофированном желании женщин выглядеть независимыми. Как это ни удивительно, но истоки подобного отличия лежат во временах и событиях, которые подарили нам удивительный праздник «Восьмое марта». Мы не будем повторять всем известные факты рождения этого праздника. Кто, за что и как протестовал, кто у нас присоединился и возглавил это движение, и чем это закончилось? Те, кому это интересно, могут почитать историю его происхождения. Написано очень много, причём как с положительной, так и с отрицательной риторикой.

Мы затронем тему ментального отличия и то, как этот праздник, в конечном счёте, изменил их и нас. Ведь не всегда женщины Запада вели себя так агрессивно и не всегда они шарахались от «заигрывания» незнакомого мужчины. Остроумие и находчивость ценились и ценятся по сей день на всех континентах. Так в чём причина такого резкого различия в поведении у современных женщин Востока и Запада? И что лучше? И для кого?

Простое, не отягощённое светским протоколом общение, в среде простых людей было везде одинаково (до определённого момента). Конечно, джентльмен Англии или дворянин России не могли себе позволить вольное обращение к незнакомой женщине без необходимой процедуры представления. Это считалось «дурным тоном»! Элитарное светское общество рафинированных дворян выработало особый этикет обязательного соблюдения приличий. Это совсем не означало скованность и заумное занудство в общении между кавалером и дамой.

Юмор, весёлый трёп – всё это было, и всё это ценилось. Однако только в среде знакомых, так сказать, в своём кругу. А с посторонними – официальный протокол и вежливая холодность. Так формировались правила светского общения в элитарной среде, как на Востоке, так и на Западе.

Начало феминистского движения за права женщин в начале прошлого века не исключало правил изысканного тона. Наоборот! Всячески культивировало уважительное обращение и сдержанность в общении между полами. Отбросим в сторону крайности типа теории «стакана воды». Это мутации фемини в среде революционных кругов. Так сказать, идейные «метания» в поисках радикально новой «большевистской морали».

Однако если Запад формировал этику на основе рафинированного дворянства, то Восток это самое дворянство уничтожил как класс. У нас на протяжении многих лет формировалось собственное представление об этике отношений полов. Причём первоначальные «перегибы» в виде «коммун» и «стакана воды» на фоне последующих пуританских, моральных клише с отказом от секса (уникальная несуразица), привели к новой, до того нигде не известной, этической норме. Простота и примитивизм отношений периода «коммун» сменилась целомудренностью и показной скромностью.

Ситуация требовала противовеса и в период середины прошлого века, когда в моду вошли остроумные «физики», а популярность завоевали «КВНщики». Бесшабашная болтовня и лёгкое приставание на улице начали считаться чуть ли не верхом интеллектуального богатства и остроумия.

В это же время Запад захлестнула волна «цветов». С опозданием на полвека западная культура вдруг родила «хиппи», эдакое подражание коммунам. С поправкой на время и развитием рок-культуры молодёжь западных стран буквально «заболела» идеей всеобщей любви и простоты в отношениях (а самое главное, в сексе). Однако это происходило в странах, где культ индивидуума не претерпел столь резких деформаций, как это происходило в СССР.

Протестное движение за мир и против войны во Вьетнаме всё же было лишено политического налёта. Это был неосознанный, стихийный протест молодых людей предпочитающих песни и веселье, войне и смерти. Именно там, в их среде, феминистские идеи приобретали практическую ценность – право женщины выбирать себе партнёра. Именно тогда Западный мир по-настоящему в массе проникся идеями феминизма, на уровне простых людей. При этом феминизм был лишён «пролетарского» братства и безличия. Он строился на правах личности, а не общественной лакуны (или класса), как у нас.

Позднее большинство подросшей молодёжи стали обычными законопослушными гражданами. Однако идеи равенства и свободы личности сформировали новый тип фемини. Они, бывшие хиппи, и стали опорным стержнем женщин в борьбе за свои права. Поскольку в западном обществе до сих пор остались пережитки прошлого в отношении женщин, их борьба, несомненно, актуальна. Хотя её направленность в настоящее время носит скорей политический, чем социальный характер. Успехи в отношении оплаты труда или рабочего времени не столь очевидны. Например, в такой развитой стране, как Великобритания, до сих пор в некоторых отраслях оплата труда женщин и мужчин за одну и ту же работу не одинакова, и женщины получают меньше.

А поскольку борьба фемини стала борьбой за политическую власть, их популистские задачи касаются в основном бытового насилия, секса и неприкосновенности индивидуума. Соответственно, развивалась идеология и менялось правовое поле. Отсюда и столь разительные отличия в отношении к знакомству с незнакомым мужчиной. Плюс к этому утраченное нами чувство прав личности и её неприкосновенности.

А праздник «Восьмое марта» отмечается как день протеста против бесправия женщин, с упором на её право участвовать в политической жизни.

А что же у нас? Проблем бесправия женщин у нас нет. Тут скорей наоборот. Ведь никого не удивляет женщина в рабочей спецовке с совковой лопатой наперевес. Да и зарплату она получает по точно такому же тарифу, что и мужчина. То есть тут мы достигли «высочайшего» успеха! А праздник Восьмое марта у нас принял совсем другую форму и смысловое наполнение! То, как и почему его сделали всеобщим праздником, оставим за темой, а вот реально признанный день женщин с его совсем другим, не политическим наполнением, стал неотъемлемой частью нашей культуры, а следовательно, и ментальности. Мы просто поздравляем и чествуем женщин за то, что они женщины. Подобный подход уникален и его нет ни в одной стране мира!

И гипертрофированного чувства личной неприкосновенности и недоступности у нас тоже нет. Причин тому много, но основную роль сыграло отсутствие рафинированной дворянской элиты в наследовании принципов этикета. Это ушло в дипломатию и международную политику и не оказало влияния на уровень бытового общения. Мы проще и более открыты. Так сложилось исторически и желательно это сохранить. Лёгкость и непринуждённость в отношении между мужчиной и женщиной, без практического рационализма, именно это источник настоящих чувств, которые рождают любовь. Не светская беседа по поводу занятий с последующим приглашением поужинать, пообедать или сходить в ночной клуб, как это делается на Западе. А лёгкий весёлый трёп ни о чём. И при этом все его участники отлично понимают о чём речь, без претензий к профессии или доходам. В таком общении лучше виден человек и его способности. Собеседники интересуются личностью друг друга, а не их социальным положением. Они нацелены на личность и именно поэтому наши браки намного крепче западных образцов. И дети растут в полноценных семьях, а не в суррогате из мамы или папы, с последующими вариантами сожителей или сожительниц.

Это наверно одно из немногих (если не единственное) достоинство постсоветского общества. Лёгкость в общении без ненужной подозрительности и юридических тонкостей. И именно это качество нашей постсоветской ментальности желательно сохранить!


Олег БРОНЧЕНКО