Джульетт Марлен - легендарное имя в ногтевом сервисе - Estportal

Джульетт Марлен – легендарное имя в ногтевом сервисе

История человечества сохранила немало имён, ставших легендарными. Эти имена на слуху. Одних помнят десятилетиями, других – столетиями. После многих остаётся документальное наследие: фотографии, письма. О таких людях пишут тома воспоминаний, изучают их жизнь, исследуют творчество. Всё это становится достоянием не только современников, но и благодарных потомков. К сожалению, есть и такие люди-легенды, после ухода которых приходится лишь сожалеть о том, что при жизни некому было позаботиться о сохранении памяти о них, о судьбе их достижений и открытий. В то время как их опыт, недооценённый или даже незамеченный современниками, впоследствии является основой для целых направлений в искусстве, науке, политике.

В этом смысле – не исключение судьба знаменитой Джульетт Марлен, изобретения и новации которой стали в своё время определяющими в зарождающейся индустрии маникюрной косметики.

Об этой женщине – истинной королеве маникюрного дела начала и середины XX века, ни время, ни люди почти ничего не сохранили. Трудно поверить, но даже фотографии Джульетт Марлен остались в единичных экземплярах, которые хранятся в музее косметики США и ценятся на вес золота. Тайны технологии её маникюра тоже ушли с ней, и сейчас специалисты ломают головы, чтобы восстановить её секреты.

Поэтому сведения о судьбе и творчестве Джульетт Марлен мы собирали по крохам и теперь готовы рассказать вам не сказку о сбывшейся американской мечте, но историю судьбы мастера и художника, который был счастлив дарить людям красоту.

…США потрясала Великая экономическая депрессия (1929-1933). Однако эмигранты из Европы стремились туда в поисках работы и в надежде на лучшее будущее. Но в то бедственное время в унылой и печальной Америке не многие находили себя.

На одном из набитых до отказа кораблей плыла за лучшей долей и наша героиня – Джульетт Марлен, обычная маникюрша из французского портового города Марсель. Ремесло не могло прокормить её во Франции: соотечественники были озабочены более земными проблемами, чем красота собственных рук. «Если Франции не нужно моё искусство, я всё равно прославлю её, даже если это случится благодаря Америке», – так рассуждала Джульетт, когда узнала о зарождающейся в Голливуде киноиндустрии. Именно к Голливуду устремляла она взоры: «Я уверена, холёные руки рано или поздно будут нужны в кино, и у меня есть что предложить этому новому искусству». Джульетт предчувствовала взрыв потребности на своё мастерство.

В Америку она прибыла с саквояжем, в котором были нехитрые маникюрные принадлежности: металлическая палочка, сплющенная с концов, меловая паста, пара фарфоровых ванночек и замшевая полировка, которой Джульетт дорожила до конца дней и считала своим талисманом. Этот талисман достался ей от матери, а матери – от бабушки Джульетт, которая и передала ей секрет первого в мире безопасного маникюра. В саквояже было ещё несколько драгоценных флаконов с эфирными маслами из знаменитого Граса. В недалёком будущем Америка будет сходить с ума от ароматерапии, как впоследствии нарекли этот метод. А Джульетт использовала эти масла интуитивно – «создавала клиентам благоуханный шик». Американки быстро оценили действие эфирных масел во время маникюра и были буквально зомбированы их волшебным действием.

Кое-как обустроившись в Нью-Йорке, Джульетт намеренно, из патриотических соображений, не стала менять ни имени, ни фамилии. «Американцы должны знать, кто делает их руки красивыми. Ведь только мы – французы, знаем толк в изяществе внешнего облика», – рассуждала Джульетт. Тогда она даже не могла предположить, что Америка впоследствии так беззастенчиво забудет её.

Нью-Йорк, где поначалу обосновалась Джульетт, не принёс ни вдохновения, ни воплощения мечты. Накопив нужную сумму, она двинулась на Запад в захолустный тогда Голливуд – предместье провинциального латинского Лос-Анджелеса. Калифорния тех времён: сочетание национальных особенностей населения с латинской культурой позволила Джульетт чувствовать себя там более комфортно, чем в Нью- Йорке. «Нью-Йорк подавляет человека, и если вы вовремя не улизнёте из-под этого мощного пресса, он непременно вас уничтожит», – говорила позднее Марлен. Уже тогда в Лос-Анджелесе формировалась индустрия красоты. Повсеместно появлялись салоны, наперебой предлагающие услуги, привезённые из Европы, которая в то время оставалась непререкаемым авторитетом в мире моды и косметики.

Джульетт Марлен отправилась в ближайший салон, который предлагал посетителям парикмахерские услуги: стрижки и укладки. «Сэр, Вам нужны маникюрши?» – спросила Джульетт хозяина. «Мисс, кого удивишь тем, что можно сделать за пять минут дома?» – таков был ответ. Джульетт настолько была уверена в себе и в успехе своего дела, что выпалила: «Я – француженка, сэр. А потому хочу до поры до времени называться Мадемуазель Марлен, и если Вы не хотите пополнить свой кошелёк лишними долларами – Бог Вам судья!». Подхватив свой саквояж, Джульетт с истинно французской осанкой демонстративно направилась к выходу. Хозяину салончика сочетание «Мадемуазель Марлен» показалось настолько звучным, что в его воображении сразу возникла рекламная вывеска: «Уход за ногтями из Франции. К вашим услугам – Мадемуазель Марлен». Эти строки были обрамлены магическим американским NEW. Желание рискнуть и возможность заработать не заставили хозяина долго рассуждать. «Секунду, ми… мадемуазель, если Вы настолько уверены в успехе, я готов пойти на риск. Что Вам потребуется для работы?» Марлен улыбнулась со свойственным ей врождённым французским шармом и с достоинством уверенно обронила: «Мне нужен лишь столик». – «Распишите свои цены, мадемуазель, и приходите завтра утром». Контракт был заключён, и Джульетт выпорхнула из салона. Время не сохранило ни названия того салона, ни имени его хозяина. Известно лишь, что спустя очень короткое время салон стал одним из самых популярных в Голливуде. Поначалу на услугу маникюра шли неохотно – не видели смысла в этой услуге. Но если волшебное мастерство Джульетт Марлен однажды касалось чьих-то рук, отказаться от него было уже невозможно.

Так красили ногти во времена Джульетт Марлен

Джульетт применяла метод своих бабушки и матери, который заключался в том, что той самой металлической палочкой, сплющенной с концов, Марлен так искусно заправляла кожицу вокруг ногтя под себя, что клиенты приходили в восторг. При этом Джульетт никогда не использовала ножницы и кусачки. Это был первый в мире метод безопасного маникюра, заставлявший кутикулу расти не по поверхности ногтя, а под задний ногтевой валик. Бывшие клиенты вспоминали, что после нескольких лет маникюра Марлен необходимость в нём полностью отпадала, оставалось только подпиливать отросшие ногти. Этот легендарный метод так и остался «методом Джульетт Марлен». Она щедро делилась им с учениками, но никто из них так и не донёс до нас секреты её маникюра. Впоследствии многие пытались его воспроизвести – результат оставался и остаётся тщетным. Клиенты Марлен вспоминают, что суть метода заключалась не только в механическом заправлении кутикулы под себя. После основного этапа процедуры начиналось колдовство с использованием мела, воска, эфирных масел и особой методики массажа. В наше время такой массаж назвали бы разновидностью пилинга. После маникюра Мадемуазель Марлен клиенты уходили с явно помолодевшей и посвежевшей кожей рук.

Цены на её услуги росли, как на дрожжах. Она становилась популярной в голливудской среде. Однажды дверь в салон открыл молодой человек и попросил встречи с известной Мадемуазель. «Сэр желает сделать маникюр?» – поинтересовалась Джульетт. «Нет, но моё предложение имеет к Вашему искусству самое прямое отношение. Вы хотели бы видеть ногти своих клиентов цветными?» – начал молодой человек и достал пару флаконов с розовым и красным содержимым. «Что это?» – и руки Марлен потянулись к флаконам. «Это цветной лак для ногтей. Он совершенно не смывается водой. Если хотите – попробуйте», – уверенно отрекомендовал своё предложение молодой человек. В голове у Джульетт начали проноситься всевозможные варианты применения этого изобретения. «Какая прелесть! Кто Вы? Вы не француз?» – восхищённо спросила Джульетт. «Нет, я – американец. Рад представиться – Чарльз Ревзон. Впрочем, Вы можете называть меня Чарли». Так произошло знакомство Джульетт с великим основателем империи Revlon.

Чарльз нашёл в лице Джульетт Марлен настоящего соратника, каких было очень мало в то время. Первая реакция пуританского американского общества на изобретение Ревзона была резко отрицательной. Начав рьяно рекламировать и распространять его новинку, Джульетт чуть не распрощалась со своей доброй репутацией. Красный лак для ногтей был символом представительниц древнейшей профессии. Многие звёзды Голливуда тех лет стали отворачиваться от Джульетт, не желая связывать с ней и её салоном своего имени. По Голливуду поползли неприятные слухи: конечно, чего можно было ожидать от французской маникюрши!.. Её присутствие в салоне стало приносить убытки. Поэтому вскоре она покинула его, но несломленная и неунывающая. Её профессиональное чутьё подсказывало ей, что за изобретением Ревзона стоит большое будущее. Сам Чарли Ревзон покидает Калифорнию навсегда и уезжает с братом в Нью-Йорк. Совсем скоро братья Ревзон проведут в Голливуде грандиозную презентацию уже ставшей к тому времени известной марки Revlon. Джульетт Марлен среди приглашённых гостей не будет. О дальнейших отношениях теперь уже мадам Марлен и братьев Ревзон ничего не известно.

Зато известно, что вскоре после ухода из салона Марлен открывает в Лос-Анджелесе собственный салон и пытается восстановить своё доброе имя. При этом она продолжает пропагандировать лак для ногтей. Благодаря своей настойчивости и постоянно предлагаемым новинкам, Марлен быстро встаёт на ноги и снова становится главным маникюристом Голливуда. К тому времени Америка наконец окончательно смирится с красным лаком для ногтей, во многом благодаря стремительно набирающей темпы киноиндустрии.

Грета Гарбо

Самому грандиозному изобретению Марлен помогла встреча и знакомство с двумя великими актрисами – Гретой Гарбо и Марлен Дитрих. К тому времени они обе прочно обосновались в США. И обратились к волшебной Марлен с просьбой сделать что-нибудь особенное с их ногтями. Марлен Дитрих сохранила крепкие дружеские отношения с Джульетт Марлен до конца жизни.

При всём таинственном очаровании у Дитрих был серьёзный для актрисы изъян – отвратительные, плохо растущие и слоящиеся ногти. Мы привыкли видеть на экране великую печальную Дитрих с идеальным маникюром, при этом даже не замечаем, с каким удовольствием в каждом кадре Марлен Дитрих подчёркивает красоту своих рук, всячески демонстрируя их. Заслуга в этом полностью принадлежит изобретательности Мадам Джульетт. Поначалу её знаменитые методы, увы, не приносили никакого видимого результата. Оказавшись в тупике после бесконечных экспериментов, Джульетт решила использовать искусственные ногти. К тому времени в голливудских кругах возрастала популярность мастера, который конкурировал с Джульетт Марлен в искусстве маникюра. Суть его метода сводилась к применению старой киноплёнки, из которой он вырезал формы ногтей и приклеивал их на натуральные ногти. Зрелище было ужасающим – каждый мог безошибочно определить искусственное происхождение этих длинных ногтей. Тем не менее подобный способ пользовался популярностью у многих танцовщиц в многочисленных развлекательных заведениях Лос-Анджелеса. Но ни Великая Дитрих, ни Великая Джульетт не могли себе позволить опуститься до уровня танцовщиц. Тайна о происхождении шикарных ногтей Марлен Дитрих, оберегаемая многие десятки лет этими двумя женщинами, сослужила плохую службу изобретательной Джульетт: в тени забвения остался первый способ того, что теперь принято называть наращиванием ногтей. Свой профессиональный секрет Мадам Марлен хранила до смерти Великой Дитрих, что было выше собственного тщеславия и желания хорошо заработать на новом и сравнительно простом изобретении.

А начиналось всё так: Джульетт Марлен мучительно искала подходящие материалы, что могло бы продолжаться ещё очень долго, если бы не банальная случайность. Блестящая идея посетила Марлен в тот момент, когда одна из клиенток случайно задела флакончик с лаком для ногтей, и его содержимое вытекло на бумажную салфетку, лежавшую рядом. Лак сразу пропитал её, а Джульетт, нервно пытаясь очистить рабочий столик от красного пятна, уже благодарила обескураженную клиентку за содеянное. Технология наращивания ногтей выстроилась в сознании Джульетт мгновенно: ногти будут очень естественно выглядеть, если их сделать из обычной бумаги и пропитать лаком для ногтей. Но салфетка слишком толста, чтобы быть достаточно эластичной. Следующее, что пришло в голову, – бумажный пакетик чая в чашке, оставленной неаккуратной, но благословенной клиенткой. В следующие пять минут Джульетт уже звонила своей знаменитой клиентке: «Мисс Дитрих, приезжайте сейчас же. Сегодня Вы сможете любоваться своими длинными ногтями, и ни один в мире продюсер не скажет, что вы воспользовались кусочками кинопленки от этого шарлатана! Не забудьте только купить по пути чай, и только в пакетиках! Купите побольше, нам предстоит серьёзный эксперимент!» Мало что уяснившая Марлен Дитрих по пути к своему фантастическому мастеру купила столько чая, что его хватило бы примерно на год на всех клиентов Джульетт. Закрыв салон и отменив всю запись, Джульетт Марлен и Марлен Дитрих более десяти часов создавали шедевр – первые в мире искусственные ногти.

Марлен Дитрих

Эту технику Марлен применяла впоследствии в работе со многими своими клиентками. С помощью этого метода она ремонтировала и сломанные ногти. Но она никогда не позволяла усомниться в подлинности ногтей самой Дитрих.

Наступали 50-е годы, когда появились первые синтетические пластики для моделирования ногтей, а знаменитый Рик Слэк впервые применил алюминиевые формы в качестве подложки под выкладываемый акрил. Безусловно, бумага по прочности никак не могла выдержать конкуренции с акрилом. Захватившая США первая марка искусственных ногтей – Patty Nails, положила начало индустрии, которая к концу XX века будет давать американской казне шесть миллиардов долларов ежегодного дохода.

Неутомимая Джульетт продолжала обслуживать звёздные голливудские семьи, используя свои старые и, казалось, уже ненужные новому поколению мастеров методы. Все устремляли взгляды на новые индустриальные препараты для маникюра. Наступило время, когда и сама Мадам Марлен стала отчётливо понимать, что наступает эра новых косметических технологий, которые сыпались, как из рога изобилия. Она с удовольствием принимала одни новшества и отвергала другие. Её старые клиенты и друзья начали настаивать на открытии школы Джульетт Марлен, где могли бы сохраниться её неповторимые маникюрные техники. Она долгое время сопротивлялась, поскольку интуиция никогда её не подводила. «Молодые охвачены миром быстрых, новых методов и технологий. Я со своими технологиями становлюсь раритетом, музейной единицей, которая уже потеряла ценность. На неё ещё ходят смотреть, но всё чаще заговаривают о списании в хранилище. Я не хочу ничего насильственного. Сама моя жизнь доказала, что некоторые ценности становятся таковыми только со временем. Если мои изобретения чего-то стоят, мне бы хотелось, чтобы это доказало время, пусть даже тогда, когда меня не станет. Я добилась главного – я покорила Америку и заставила её перенять французский стиль. Я заставила всё в американском мире красоты называть по-французски. Теперь американцы не ценят красоту, если она не исходит от чего-то французского», – так печально рассуждала Мадам Марлен на исходе своих лет.

Осталось неизвестным многое как из её профессиональной жизни, так и из личной. Ничего неизвестно о муже Марлен, от брака с которым осталась дочь. Она, к сожалению, не переняла секретов своей талантливой матери.

Школа Мадам Марлен всё же была открыта, но не выдержала конкуренции. После смерти Джульетт она была сразу закрыта её дочерью.

Великие люди обладают великим даром предвидения. Спустя многие годы, уже в конце 90-х, в США стал наблюдаться интерес к методикам прошлых лет и даже столетий. Бурно развивающийся мир косметики и парфюмерии был вынужден искать вдохновения в прошлом, оживляя и восстанавливая старые и забытые приёмы. Легкомыслие, с которым современная косметическая индустрия расставалась с действенными и простыми методами, дорого обходится современным профессионалам. Так случилось и с легендарными технологиями Джульетт Марлен. Многие современные косметические школы сегодня пытаются восстановить метод безопасного маникюра Мадам Марлен и другие её методы. К сожалению, все попытки до сих пор терпят фиаско. Но один метод всё же был восстановлен – бумажные ногти. Тактично дополненный современными материалами, он с успехом может быть взят на вооружение любым мастером по маникюру.


По материалам “Ногтевой сервис”